Ватная АНАЛитика

Ватная АНАЛитика

Подписчиков: 4     Сообщений: 794     Рейтинг постов: 4,498.7

Ватная АНАЛитика ...Я Ватник фэндомы 

Дорогой газ и действия России

Я Ватник,# я ватник, ,фэндомы,Ватная АНАЛитика

Дорогой газ в Европе и мире выгоден «Газпрому»: он больше зарабатывает. Но временно

Потому что уже начались остановки предприятий в Китае и Европе. Причем если китайские имеют шанс возобновить работу, то европейские просто разоряются. Таким образом, если сверхвысокие цены на газ (в Европе цена уже доходила до 1900 долларов за тысячу кубометров, и те, кто недавно не верил, что цена может достичь и трех тысяч, должны стыдливо извиняться) продержатся относительно долго (полгода или год), «Газпром» потеряет разоренными большинство своих клиентов, после чего рынок сократится в два или более раз, образуется дефицит газа и цены упадут всерьез и надолго.

Соединенным Штатам сверхвысокие цены на газ выгодны стратегически. Им надо, чтобы эти цены держались как можно дольше. Чем больше европейских и китайских предприятий разорится, тем меньше у США конкурентов, а у «Газпрома» — клиентов. В итоге теряют все: Европа, Китай, Россия. Только США получают свободные от конкурентов рынки и дешевые энергоносители для восстановления своей промышленности.

Конечно, углеводородная отрасль в США тоже пострадает. Но, во-первых, сейчас ей дают возможность заработать, чтобы покрыть потери предыдущих лет и (владельцам) выйти без потерь из этого и вложиться в другой бизнес. Во-вторых, как известно, США традиционно (до краткого периода «сланцевой революции») делали ставку не только и даже не столько на добычу своих энергоносителей, сколько на импорт боле дешевых чужих. В-третьих, команда Байдена и поддерживающее ее зеленое лобби не жалуют углеводородную энергетику. Американские нефтяники и газовики — база поддержки Трампа (и правых республиканцев), для Байдена (и лево-либеральных демократов) они враги. Чем меньше денег и влияния сконцентрировано в углеводородном секторе Америки, тем демократам легче жить и выигрывать выборы.

Так что США делали, делают и будут делать все, чтобы высокие цены на газ держались до весны (или даже дольше). В принципе, весь современный энергетический кризис был запрограммирован родившейся в Америке и экспортированной в Европу (где ее главным лоббистом являются евробюрократы и леволиберальная часть национальных элит) идеологией перехода к «зеленой энергетике», базирующейся на антинаучном (ибо не доказанном) влиянии человека на изменения климата, которое адепты зеленого вероучения считают катастрофическим.

Европейцы, даже такие проамериканские, как поляки, начали это признавать, но сделать уже ничего не могут. Это все равно как Бенито Амилькаре Андреа Муссолини и Йон Виктор Антонеску к концу 1943 года прекрасно понимали, что Вторая мировая война Германией проиграна. Но последовать примеру менее ангажированных в гитлеровскую политику Карла Густава Эмиля Маннергейма и Миклоша Хорти (первый из которых сумел заключить сепаратный мир с СССР, а второй сумел бы, но Гитлер раньше его сверг и оккупировал Венгрию) они не могли. Их личную судьбу (Антонеску и Муссолини) капитуляция не изменила бы. Разве что их повесили бы, а не расстреляли. Значительная часть европейских элит настолько прочно связана с американской политикой и настолько испачкана в ней же, что крах США является для них собственным крахом. Причем многие потеряют не только престижные должности и немалые капиталы, но и свободу.

Поэтому, например, венгры сумели заключить с Россией выгодный контракт и получают дешевый газ. С хорватами и болгарами идут переговоры, и контракты, скорее всего, будут заключены. А вот поляки, хоть и честно оценивают провальность политики противостояния России, «Газпрому», «Северному потоку — 2», ничего не могут сделать. Они же, как и украинцы, по суду добились от «Газпрома» не только изменения формулы расчета цены в контракте, но и возврата значительных средств (Украина получила около трех миллиардов долларов, Польша около полутора). Если отыгрывать все назад, то, очевидно, и деньги вернуть «Газпрому» надо. А заодно признать неправедность своего иска (а значит, и решения Стокгольмского арбитража).

С точки зрения адекватной национальной элиты, именно это и надо было бы сделать. Что им до престижа шведских «арбитров», который и так ушел в прошлое вместе с их политизированными решениями? Но американские холуи ни в Варшаве, ни в Киеве не могут себе позволить адекватность. Для них действует один лозунг: «Победа или смерть!» Причем победа достижима только в американском обозе. То есть победить должны США, а «союзники» собираются мародерствовать, деля трофеи после победы.

Украинские, польские, британские, отдельные немецкие и французские политики напоминают членов пришедшего на смену регентству Миклоша Хорти венгерского фашистского правительства Ференца Салаши, опиравшегося на партию «Скрещенные стрелы». Салашисты заставляли венгерские дивизии умирать за проигранное дело рейха вплоть до 28 марта 1945 года. Вот так и некоторые восточно- и даже западноевропейцы готовы уничтожить свою экономику и поставить население на грань выживания, лишь бы нанести России дополнительный урон. А вдруг не выдержит Москва и в последний час сломается (как рассчитывали в фюрербункере до конца апреля 1945 года).

Естественно, в Кремле не могут не учитывать сложившуюся ситуацию, которая обусловлена не только экономическими ошибками европейцев, но и (в значительно большей мере) сознательной политикой американцев. Так же, как и в конце Великой Отечественной войны, Россия готова прощать (и даже принимать в союзники) второстепенных и не слишком активничавших союзников американского «рейха». Тем самым разрушается единый антироссийский газовый фронт, приближается победа и снижаются издержки.

В то же время Москва проявляет абсолютную жесткость в отношении неисправимых: кто не желает признавать ошибки и каяться, с тем и переговоры не ведутся. Ни о чем не ведутся, ни о «минском мире», ни о природном газе. Киев и Варшава упорствуют? Ну и ладно. Они все равно от прямых контрактов с «Газпромом» стараются по возможности отказаться. Пусть покупают политкорректный газ на порядок дороже, чем он стоит для приличных людей. Все равно на Украине промышленности уже практически не осталось, а Польша уверенно идет тем же путем. Так что эти государства не являются для «Газпрома» приоритетными покупателями. Теперь пришло время вывести их из числа уважаемых транзитеров.

Венгры, болгары, хорваты (возможно, и румыны с молдаванами) готовы вести переговоры, идя навстречу пожеланиям «Газпрома»? Они получают весьма щадящие условия. При этом российская компания решает и еще одну задачу. При помощи относительно низких цен на трубопроводный газ она пытается стабилизирующе повлиять на общую ситуацию в европейской энергетике и сбить общие сверхвысокие цены на энергоносители, как можно скорее выйдя на диапазон цен 400-600 долл. за тыс. куб. (средняя — 500 долларов за тысячу кубометров).

Такая цена обеспечит и «Газпрому» сверхприбыли, и европейской промышленности выживаемость, и, в перспективе, общемировой выход из текущего энергетического кризиса. Если такая цена закрепится надолго, то «Газпром» (а с ним и Россия) окажется главным победителем и выгодополучателем текущего кризиса, ставшего результатом сложной американской антиуглеводородной (а в итоге антироссийской) политической кампании.

https://ukraina.ru/opinion/20211007/1032408607.html

Развернуть

Ватная АНАЛитика Армен Гаспарян видео ...Я Ватник фэндомы 

69 лет Путину, опять невиновная Ракова, либералы в советской традиции

Развернуть

Ватная АНАЛитика ...Я Ватник фэндомы 

Венгерский синдром Европы

Я Ватник,# я ватник, ,фэндомы,Ватная АНАЛитика

Венгрия заключила с «Газпромом» контракт на поставку газа в обход Украины и Киев кипятится. Все пожимают плечами, но украинским политикам есть от чего впасть в неистовство. Ещё какой-нибудь год назад Будапешт бы вряд ли решился на подобный шаг

У Венгрии сложная история взаимоотношений как с Россией (которой ставят в вину и подавление венгерской революции 1848 года, и советские танки на улицах Будапешта в 1956 году), так и с Украиной, с которой Будапешт с 1938 года соперничает за контроль над Закарпатьем (где испокон веку жили как венгры, так и русины, которых Киев считает украинцами, хоть сами они считают себя отдельной нацией и ЕС их таковой признаёт).

В последние годы у Венгрии не было серьёзных явных противоречий с Москвой, наоборот будапештские политики-традиционалисты декларировали близость взглядов с ориентированным на традиционные ценности руководством России. Венгрия также не скрывала своей заинтересованности в экономическом сотрудничестве с Россией. В то же время отношения с киевскими националистами после 2014 года у Будапешта не заладились. При этом Венгрия дисциплинированно поддерживала (хоть периодически и критиковала) общеевропейскую санкционную политику в отношении России, равно как и в целом не отклонялась от курса Европы на поддержку Украины.

В Будапеште не могли не понимать, что соглашаясь на поставки газа по альтернативному украинскому маршруту забивают первый, самый важный, гвоздь в крышку гроба украинских надежд на продление транзитного контракта после 2024 года на нынешних условиях.

Я Ватник,# я ватник, ,фэндомы,Ватная АНАЛитика

Именно поэтому «предательство» Венгрии, о котором на каждом углу вопит Киев, носит не тактический, а стратегический характер. О единой европейской внешней политике теперь можно окончательно забыть. От неё останется только верховный представитель ЕС, сама же общая политика канула в Лету.

Причём венгерский демарш только наиболее заметный, но не единственный. Латвия и Эстония жёстко критикуют Литву, за то, что последняя заблокировала переток электроэнергии из Белоруссии, поскольку тем самым Вильнюс обрезал Риге и Таллину возможность получать электроэнергию из России. Польша, после упорного сопротивления капитулировала перед требованием ЕС отменить провозглашённые местным самоуправлением ряда регионов «зоны свободные от ЛГБТ», но упорно отказывается закрывать работающую на угле электростанцию на границе с Чехией и обсуживающие её шахты. Даже наложенный евросудом штраф в 500 тысяч евро ежедневно до тех пор, пока шахты (а значит и станция) не будут закрыты не сломил сопротивление Варшавы.

При этом Польша обвиняет Западную Европу (фактически Францию и Германию) в том, что это её энергетическая политика привела к выходу ситуации из-под контроля и поставила Европу на грань энергетической катастрофы. Польская истерика тем более удивительна, что начиная с блокирования строительства газопровода «Ямал-Европа-2» и заканчивая упорной борьбой с газопроводами «Северный поток» и «Северный поток-2» именно Варшава сделала всё, чтобы дестабилизировать энергетическую ситуацию в Европе.

Одновременно поляки были наиболее последовательными борцами за пересмотр формулы образования цены, заложенной в газпромовские контракты и привязки её к спотовой цене (открывая неограниченные возможности для биржевых спекуляций).

Я Ватник,# я ватник, ,фэндомы,Ватная АНАЛитика

Упорной борьбой с газопроводами «Северный поток» и «Северный поток-2» Варшава сделала всё, чтобы дестабилизировать энергетическую ситуацию в Европе.

Британская Daily Express прогнозирует «драку в европейской семье за российский газ». Французы так и не смогли «наказать» американцев за украденный у них контракт на австралийские подводные лодки. Посол вернулся в Вашингтон, но зло Париж затаил - при случае мелко отомстит. И на фоне всей этой благодати бурно растут цены буквально на всё, причём не только в Европе, но по всему Западу, включая США.

Весь мир лихорадит, но Европа превращается в такой бурлящий котёл, которым она была четыреста лет назад, во время Тридцатилетней войны. Близящаяся экономическая катастрофа на фоне острой финансовой недостаточности заставляет вспоминать старые обиды и плодит новые противоречия. Фразы об объединяющих «ценностях» всё ещё произносятся в ритуальных целях, но в реальности все хотят денег, причём готовы на всё, чтобы отобрать долю соседа (совсем как это было с масками и перчатками, которые «дружные европейцы в первые месяцы ковидного кризиса воровали друг у друга самолётами и эшелонами).

Восточноевропейские страны, как с цепи сорвавшись, рвут и кусают друг друга, плотоядно посматривая при этом в сторону Западной Европы, против которой готовы в любой момент объединиться. Им нужен только лидер, а точнее новый хозяин.

В принципе, они готовы отправлять свои «продотряды» «раскулачивать» западноевропейских богатеев и под чутким руководством США, но не уверены, что Вашингтон, не вытянувший даже Афганистан, сможет эффективно подавить европейский разброд и шатание и возобновить действие пятнадцать лет работавшей системы, в рамках которой Западная Европа финансировала Восточную, а та, под руководством США, работала «железным занавесом», активно препятствуя развитию взаимовыгодных торгово-экономических отношений между Западной Европой и Россией.

Я Ватник,# я ватник, ,фэндомы,Ватная АНАЛитика

Условия принятия в ЕС и созданная на их базе система предполагали, что «младоевропейцы» отказываются от поддержки собственной промышленности и дают умереть большинству её отраслей.

Дело не в какой-то особой восточноевропейской жадности. Просто условия принятия в ЕС и созданная на их базе система предполагали, что «младоевропейцы» отказываются от поддержки собственной промышленности и дают умереть большинству её отраслей, кроме тех, которые не являются конкурентами для соответствующих западноевропейских предприятий. В обмен же из казны ЕС на треть, а в иных случаях и наполовину, финансировались бюджеты восточноевропейских стран (недополучавших налоги со своих уничтоженных экономик).

Основной была «программа выравнивания», но не меньше, чем приходило по этой линии, поступало и по другим программам, «развивавшим» демократию», «реформировавшим» всё, что шевелится, «внедрявшим» гражданское общество, пропагандировавшим «ценности» и т. д. Отказаться от этих программ без катастрофических социальных последствий восточноевропейцы не могли. Их государствам просто было больше негде брать деньги для оплаты своего существования. Но Западная Европа уже с десяток лет делала попытки прикрыть или, по крайней мере, сократить соответствующие программы, так как испытывала нарастающий дефицит финансового ресурса.

Ныне вопрос стал ребром. У Западной Европы денег для Восточной нет - самим бы выжить. Но восточноевропейцы тоже помирать не хотят. При этом понимают, что работавший раньше аргумент - «не дадите деньги - блокируем работу ЕС» сейчас не работает. Старую Европу уже не страшит даже гипотетическое бегство младоевропейцев из Евросоюза. Более того, дай только предлог, и они готовы сами начать исключать. Венгрии, по крайней мере, недавно исключением уже грозили. Правда, Будапешт не испугался и разговоры об исключении прекратились, но временно, могут возобновиться в любой момент. По крайней мере, идея переформатирования ЕС уже овладела частью европейских политиков. Пусть они пока и не понимают как её реализовать.

И Западная, и Восточная Европы оказались в тупике - проблема есть, а её позитивного решения нет. И тем и другим необходима внешняя поддержка, чтобы продавить своё видение будущего ЕС.

Я Ватник,# я ватник, ,фэндомы,Ватная АНАЛитика

Традиционные европейские элиты, как в Западной, так и в Восточной Европе, пытаются привычно опереться на поддержку США. И не находят её, проваливаясь в пустоту. Особенно это касается брюссельской евробюрократии, оказавшейся наедине с национальными европейскими государствами, которые она так долго терроризировала. Правда, европейским национальным политическим элитам, занятым выяснением отношений на внутригосударственном и межгосударственном уровнях, пока что не до евробюрократов. Это позволяет последним играть в ЕС роль третьей силы. Но данная игра ненадолго, ибо у евробюрократии нет никакой реальной силы за спиной. Раньше она опиралась на США, теперь ей опереться не на что. Так что скоро она не только не сможет играть самостоятельную роль, но должна будет защищать своё право на существование, хотя бы с урезанными полномочиями.

Часть европейских политиков, как левого, так и правого спектра присматривается к возможности опереться на Россию. Но у Москвы недостаточно ресурсов на то, чтобы выступить в роли жандарма Европы, принуждающего регион к послушанию. Третейский же судья, вердикты которого выполняют осознанно (без принуждения) Европе не нужен. Там идёт борьба исключительно за подчинение политических противников своей воле, а для этого подходит исключительно жандарм.

Более того, у России есть политические и экономические интересы, как в Западной, так и в Восточной Европе. Москве в принципе не нужно их противостояние. Она бы предпочла, чтобы вся Европа интегрировалась в стратегически важный для России проект «Большой Евразии». Но до европейского единства пока далеко.

Я Ватник,# я ватник, ,фэндомы,Ватная АНАЛитика

Там приоритет получили центробежные силы. То, что старая кормушка уже пропала, европейцы осознали, но то, что новой не предвидится, их сознание принимать отказывается. Все их потуги направлены на восстановление прежней системы, пусть с другим лидером во главе.

Обиженная американцами Франция тоже претендовала на политическое лидерство в Европе, соглашаясь оставить за работавшей с ней в тандеме Германией экономическое лидерство. Жаль, что старый европейский порядок рухнул слишком быстро и эксперимент с французскими претензиями на политическую гегемонию не удалось поставить. Думаю, что немцы в очередной раз объехали бы французов на кривой кобыле и французы очнулись бы, только оказавшись плотно вписанными в проект Четвёртого рейха. Но теперь эту борьбу (возможно, последнюю серьёзную борьбу европейских стран за гегемонию на континенте) нам посмотреть не удастся. Речь уже идёт не о лидерстве, а о выживании.

Понимаю, что нарастающий раскол и хаос в Европе, возникающий фронт холодной (пока) войны между Западной и Восточной Европой много кого порадует. Действительно, европейцы, особенно восточные, своей бессмысленной приверженностью американским интересам попили из России много крови, а месть сладка. Но расколотая, бурлящая Европа - последнее, что может радовать Россию в сложившемся геополитическом пасьянсе. Москве на Западе значительно больше подошёл бы сильный, единый союзник (пусть даже сложный, а кто сейчас прост?), чем свора дерущихся амбициозных карликов, постоянно пытающаяся втянуть в свои разборки третьи страны.

Однако, судя по всему, отведённое историей на укрепление европейского единства и реформирование европейских структур время бездарно растрачено на пресмыкательство перед США и борьбу с Россией. Утраченного не вернуть, и Москве надо думать о том, как привести раскалывающуюся Европу к новому «Вестфальскому миру», гарантом которого стала бы Россия.

Ростислав Ищенко

Развернуть

Ватная АНАЛитика ...Я Ватник фэндомы 

Третья роковая ошибка Германии

Я Ватник,# я ватник, ,фэндомы,Ватная АНАЛитика

В двух мировых войнах Германии совсем не обязательно было воевать против России. В 1914 году война Германии с Францией, рвавшейся к реваншу и гегемонии на континенте, была неизбежна

Война с Великобританией была почти неизбежна. Лондон мог смириться с немецкой гегемонией в Европе. Даже был готов поделиться не самой лучшей частью французских колоний. Но Британию волновал абсолютный контроль над морскими путями, а здесь Германия была явным конкурентом в Первую мировую войну, накануне которой создала флот, сопоставимый по своим возможностям с британским и быстро догонявшим Британию по количеству кораблей.

Что касается Второй мировой войны, то в этом случае германские военно-морские возможности были сильно урезаны, в сравнении с Первой мировой. Но за счет тотального перевеса на суше Германия могла поставить под свой полный контроль Ближний Восток и все пути в Средиземноморье, фактически отрезав британскую метрополию от колоний и доминионов. Если бы это произошло, то окончательное вытеснение Британии из Азиатско-Тихоокеанского региона (включая Индийскую империю — жемчужину британской короны) и из Африки было бы делом времени. Об этом позаботились бы немецкие союзники (итальянцы и японцы), которым Гитлер не отказал бы в поддержке. Альтернативой был позорный мир на условиях Берлина, предложенный Гитлером, который после передела колоний с учетом интересов Германии готов был гарантировать неприкосновенность того, что у британцев останется.

В целом, и в Первую, и во Вторую мировую войну Британии с Германией было воевать необязательно (даже вредно), но тогдашние правила поведения государств на международной арене делали военное столкновение практически неизбежным. Ибо Британия не могла согласиться на непринципиальные для нее уступки (тем более за чужой счет) только потому, что это бы подорвало ее престиж.

Но шанс избежать войны у Германии был. Тем более был шанс избежать войны на два фронта. Просто ни кайзер, ни Гитлер не поняли того, что было очевидно императору Николаю II, всеми силами пытавшемуся избежать войны и до последнего пытавшийся уговорить кузена Вильгельма II решить дело миром.

Дело в том, что Россия и Германия в начале ХХ века развивались гораздо быстрее Британии, Франции и даже США. То есть как и сейчас, они выигрывали без войны. Между ними, несмотря на острые торгово-экономические споры, не было принципиальных противоречий. Наоборот, страны были друг в друге заинтересованы и в экономическом, и в политическом плане. Опираясь друг на друга, Берлин и Санкт-Петербург были неуязвимы как на суше, так и на море. Германо-российский союз был страшным сном остального мира. Именно такой линии придерживался «железный канцлер» Бисмарк — истинный создатель Второй Германской империи. Такой же линии он рекомендовал придерживаться и своим преемникам. С дружественной Россией за спиной Германии было нечего бояться. Но кайзер Вильгельм II мыслил иначе, он страдал великодержавием и завышенной самооценкой. Чем нужнее был Германии союз с Россией, тем сильнее хотелось кайзеру Россию победить.

Нечто подобное в свое время наблюдалось у Наполеона. Да и сейчас мы на экранах СМИ и в печатных медиа зачастую видим людей, в том числе наших соотечественников, которые буквально требуют разбомбить тех, кто нас не любит, чтобы «эти мерзавцы» осознали и полюбили нас. Примерно таким же воинствующим нарциссизмом страдал кайзер. На определенном этапе Германии не повезло с руководителем. Впрочем, нам тоже не повезло с руководителем Германии, так как неадекватность кайзера аукнулась и России.

Второй раз нам аукнулась уже неадекватность Гитлера. На деле у Германии не было никаких проблем восточнее Польши. Согласованная в 1939 году линия границы с СССР вполне соответствовала интересам обоих государств. Идеологические противоречия не являлись в данном случае принципиальными. Например, руководители Веймарской республики были идеологическими противниками СССР, но плодотворно с ним сотрудничали в военной, политической и экономической областях. В то же время Муссолини уважал Сталина и был вполне лоялен в отношении СССР в 20-е и 30-е годы, что не помешало ему в 1941 году поучаствовать в совершенно не нужной Италии войне с Советским Союзом.

Роковую роль сыграло несомненное психическое расстройство Гитлера, обусловившее его ненависть к евреям и презрение к славянам, которых он считал генетическим мусором. Все это, помноженное на патологическую агрессивность (Гитлер желал не политической победы, а именно военного реванша), привело нацистского лидера в 1940–1941-х годах к выводу, что Сталин обязательно воспользуется возможностью ударить в тыл, застрявшим на Западе (Британия отказывалась заключить мир) германским войскам. Гитлер бы так и сделал. Сталин вряд ли бы на это пошел. Он всерьез опасался конфронтации с Германией по инициативе СССР, прекрасно понимая, что это может завершиться объединением коллективного Запада против Советского Союза.

Безусловно, Сталин был готов к молниеносным полувоенным акциям, вроде присоединения Прибалтики или возвращения Бессарабии, Западных Украины и Белоруссии, но даже относительно короткая война со слабой Финляндией показала, что РККА не готова реализовывать концепцию блицкрига (просто не умеет). А малейшее затягивание войны ведет к резкому ухудшению международной обстановки для СССР. К тому же кампания немцев на Западе в мае-июне 1940 года произвела на Сталина неизгладимое впечатление. Он рассчитывал, что немцы завязнут на Западном фронте на пару лет с непредсказуемым исходом, а они за месяц смели с доски первоклассную (по тому времени считавшуюся лучшей в мире) французскую армию, поддержанную примерно сорока полноценными дивизиями бельгийской и голландской армий, а также британского экспедиционного корпуса. Имея опыт войны с Финляндией, Сталин опасался прямого столкновения РККА с вермахтом, тем более что он был убежден, что если СССР по собственной инициативе начнет войну с Германией, то Британия немедленно переменит фронт и, заключив мир с Гитлером, постарается решить весь комплекс англо-германских противоречий за счет СССР. И у него были серьезные основания для таких опасений.

Не в последнюю очередь из-за этого 22 июня 1941 года, уже зная, что началась война (в 4:00 посол Германии граф Шуленбург вручил Молотову соответствующую ноту), Сталин все еще требовал от войск не поддаваться на провокации и не переходить границу. Ему был не нужен Гляйвиц, он хотел, чтобы Германия четко обозначила себя как агрессора. Той же логикой, кстати, руководствовалось российское руководство, когда в августе 2008 года позволило грузинам вначале почувствовать себя победителями и, ошалев от счастья, признаться, что это именно они напали на Южную Осетию, а только затем загнало их за Можай.

События военных лет показали, что в своих опасениях Сталин был прав. Стратегически СССР к войне был готов. Танков, самолетов, пушек, счетных дивизий он имел больше, чем вермахт (в том числе и в западных округах накануне войны). По численности пехоты РККА лишь процентов на тридцать уступала полностью отмобилизованому вермахту. Но за счет мобилизации этот разрыв должен был быть закрыт в первые же недели войны. К тому же практика «войны моторов» к тому времени уже показала, что численность линейной пехоты имеет для победы второстепенное значение.

Тем не менее два года СССР терпел катастрофические поражения, и только к Курской дуге армия окончательно научилась воевать. Это является самым убедительным свидетельством в пользу того, что в 1941 году любое военное решение приводило СССР к катастрофе сопоставимой с той, что произошла в реальности, или даже худшей. Избежать катастрофы можно было только одним способом — избежав войны. Именно это советское руководство всеми силами и пыталось сделать.

Так что фатальной неизбежности войны России и Германии в двух мировых войнах не было. Это был результат фатальных ошибок немецкого руководства, с упорством обреченных в обоих случаях действовавшего вопреки жизненным интересам Германии. В результате Германия дважды терпела катастрофические поражения, ставившие не только государство, но и нацию на грань выживания. Россия второй раз выиграла, но очень дорогой ценой. Победа во Второй мировой войне обошлась России (в образе СССР) не дешевле, чем поражение в Первой.

Сейчас идет Третья мировая война. Некоторые ее считают четвертой, называя Третьей Холодную. Но поскольку по итогам Холодной войны не было ни формальной капитуляции, ни заключения мира, мы будем считать, что она не закончилась в 1992 году (с распадом СССР), а продолжилась в ином качестве. Эту новую мировую войну сейчас принято именовать гибридной, а также информационной. Это указывает на огромное значение информационного компонента в боевых действиях. Фактически современные армии лишь оформляют выигранные пропагандой сражения, занимая территорию. Если информационная кампания проведена правильно, чисто военное сопротивление противника не имеет значения, ибо он обречен изначально.

В этой Третьей мировой войне, как и в первых двух, Россия не является для Германии противником. У нас не только нет непримиримых противоречий, но наоборот, мы заинтересованы в тесном союзе против англо-саксонской глобальной экспансии. Наши экономики также заинтересованы друг в друге. Причем если Россия без тесного экономического союза с Германией лишь замедлит свое развитие, но не остановится, то Германия без такого союза быстро превратится в страну третьего мира, а ее передовая на сегодня экономика повторит скорбный путь украинской, которая в 1992 году тоже вполне пристойно выглядела даже на общемировом фоне.

Возможно, потому, что в Германии любят пиво и сосиски, а это приводит к соответствующим изменениям фигуры, немцы очень долго пытались усидеть одной бюргерской задницей на двух постоянно разъезжающихся стульях. С одной стороны, они очень хотели продуктивно торговать с Россией, с другой, им казалось неправильным отказываться ради этого от сотрудничества со всем остальным «духовно близким» Западом. Даром что этот Запад пытался физически извести немцев в двух мировых войнах.

Немцы проявляли чудеса изворотливости, и когда был достроен «Северный поток — 2», казалось, что им таки удалось пройти между каплями. Но не тут-то было. Не знаю, смогли ли англосаксы в конце концов обмануть доверчивую матушку всех бюргеров, досиживающую последние месяцы до пенсии, или Меркель необдуманно решила, что очередной ее финт в сторону США должен компенсировать Вашингтону потери от «СП-2». Может быть, уходящую бабушку-канцлер вообще не поставили в известность о готовящемся непотребстве ее менее опытные преемники. Но то, что произошло вчера, по своим последствиям вполне сравнимо с событиями 1914 и 1941 годов. Не знаю, можно ли еще отыграть назад, но враждебные намерения Германии заявлены настолько ясно, что в 1914 году, чтобы так выступить, надо было бы предъявить ультиматум и объявить мобилизацию.

Немцы в сотрудничестве с «Ютубом» уничтожили без возможности восстановления аккаунты двух немецкоязычных проектов российского государственного медиахолдинга RT. Поскольку, как было сказано выше, современную мировую войну называют гибридной, подчеркивая ее информационный характер, нападение на российские информационные ресурсы вполне можно приравнять к немецким снарядам, рвущимся в Брестской крепости раним утром 22 июня. Это неспровоцированный акт агрессии.

Отсюда неслучайна и реакция МИД России, который призвал принять зеркальные меры к германским СМИ, работающим в России, ну а заодно и к «Ютуб». Причем если последний еще может отделаться относительно легко, так как на сегодня сложно просчитать последствия полной блокировки такой популярной платформы, которую, кстати использует большое количество российских государственных информационных ресурсов, то отсутствие в национальном медиапространстве какой-нибудь «Немецкой волны» подавляющее большинство российских граждан просто не заметит.

Возможно в Берлине не поняли, что они сделали, но они де факто присоединились к тем, кто уже давно объявил России информационную войну на уничтожение. Может быть они считали, что на фоне прекрасных экономических отношений с Германией и нерешенной судьбы «СП-2» Москва предпочтет «не заметить» данный демарш, но в таком случае они бесконечно отстали от жизни. Запад уже давно ослабел, США и Европа уже давно скорее конкуренты, чем союзники, и это нельзя скрыть никакими совместными заявлениями и никакими торжественными встречами на высшем уровне. Россия, наоборот, стала намного сильнее, чем даже была в 2014 году, сказалась взятая ею пауза, когда она не явилась на назначенную горячую войну с Украиной, предпочитая поднабраться сил перед нападением главного противника. Усилились и российские союзники. Москва может позволить себе принять вызов. А может ли себе позволить пойти на конфронтацию с Россией Германия?

Вес Берлина в ЕС на сегодня уже определяется не его эксклюзивными экономическими возможностями. США — великий уравнитель, готовы в любой момент при помощи санкций закатать германскую экономику в асфальт, чтобы не сильно выделялась на фоне болгарской. Вашингтону давно уже рынков сбыта не хватает, а конкуренты его просто раздражают. Германия является серьезной политической силой только благодаря эксклюзивным отношениям с Россией. Разрыв этих отношений Берлину компенсировать нечем.

Между тем если сейчас Германия не отступит, не признает вину и не попытается компенсировать нанесенный российским СМИ ущерб, то российское медиапространство может оказаться закрытым для немецких СМИ. Да, Россия никогда не рубит сплеча, возможно, и в данном случае ответные меры будут вводиться постепенно, но рано или поздно, если ситуация не изменится, последнее германское СМИ будет вынуждено покинуть Россию (возможно, и то не факт, смогут остаться лишь те, кто согласится полностью транслировать на родину повестку Кремля).

Это нанесет огромный ущерб двусторонним отношениям. Журналистская солидарность заставит большую часть германских СМИ занять более выраженную антироссийскую позицию. Их первой мишенью должен стать «СП-2». Возможно, именно поэтому в Берлине сочли, что в Москве не посмеют ответить.

Но дело в том, что когда создается такой проблемный проект (а против газопровода выступали столь серьезные силы как в Германии, так и за ее пределами, что гарантировать его достройку никто не мог: отказались же болгары от «Южного потока», да и строительство «СП-2» американцы смогли на два года задержать), то и сам «Газпром» и тем более российское руководство должны планировать результат таким образом, чтобы независимо от того заработает газопровод или нет, Россия осталась в прибыли (как в политическом плане, так и в экономическом).

Ситуация с «арбитражами», которые принудили «Газпром» поменять формулу цены в своих контрактах с европейскими потребителями показала, что современные российские газовики, руководство страны и ее дипломаты — достойные преемники материнской для нас византийской культурной традиции. Со времени последнего арбитража еще не прошел и год, а европейские цены на газ выросли настолько, что покрыли все убытки «Газпрома» от неправедных судебных решений. И это только начало. Я даже не представляю себе, какая вакханалия цен начнется в Европе, если «Газпром» заявит (по аналогии с болгарским случаем), что в связи с неконструктивной позицией партнеров он больше не настаивает на сертификации «СП-2» и даже готов его разобрать. А поскольку европейский рынок стал непредсказуемым, компания готовится покинуть его по истечении срока действия текущих контрактов.

Учитывая слабые нервы европейских и американских «маклеров и брокеров», боюсь, что одно подобное заявление «вбомбит» коллективный Запад в каменный век надежнее, чем вся американская авиация.

Россия, конечно, в случае обострения тоже потеряет, и немало. Но это будут потери денег и времени — замедлится развитие. Бутерброд придется есть не с черной, а с красной икрой. У Запада же есть хороший шанс понять, что обозначает словосочетание «лихие девяностые». Как показывает практика и опыт, гибридная война даже менее гуманна, чем обычная. Вроде и линий фронтов нет, и зондеркоманды не зверствуют: не ревут танки, не учиняются ковровые бомбардировки, никого не ведут в Бабий Яр, а на обширных территориях десятки миллионов людей куда-то исчезают вместе с экономикой и даже с цивилизацией.

И никто не виноват. Украина восемь лет назад, после двух десятилетий колебаний, сделала окончательный выбор, отказавшись от цивилизации ради «ценностей». И Германия имеет полное право повторить «подвиг» своих бывших бандеровских холуев. И весь Запад имеет полное право на самоубийство ради «ценностей».

В отличие от прошлых мировых войн в данном случае Западу утешиться будет нечем. Опыт взаимоотношений с постсоветским пространством свидетельствует, что России надоело нести огромные человеческие и материальные потери, спасая безумных соседей от самих себя. Прибрать, конечно, придется: неубранные трупы вызывают эпидемии. «Но сами мы отныне вам не щит».

Впрочем, все еще может закончиться хорошо. Надо только услышать МИД России, извиниться и исправиться.

Ростислав Ищенко

Развернуть

Ватная АНАЛитика че там у хохлов ...Я Ватник фэндомы 

Зеленский и олигархи: кто кого съест

Я Ватник,# я ватник, ,фэндомы,Ватная АНАЛитика,че там у хохлов

Забавно наблюдать, как обещавшие Зеленскому (посредством своих СМИ и нанятых экспертов) «горячую осень» олигархи сталкиваются с собственной неспособностью противостоять банде наглых беспредельщиков из 95-го квартала с примкнувшими к ней Ермаком и Даниловым и пытаются ее преодолеть

Когда год назад, в октябре 2020 года, в украинских СМИ впервые появились пророчества относительно «горячей осени 2021», я поначалу решил, что допущена опечатка и речь идет об осени 2020 года. Но прошло несколько дней, публикаций появлялось все больше и больше, дальше пошли и устные свидетельства «посвященных», и стало ясно, что речь таки идет о событии, которое должно случиться через год.

Никто не может с минимально высокой точностью прогнозировать события за пределами двух-трех месяцев. На самом деле может не произойти даже практически неизбежное событие, которое уже начало становиться реальностью. Так, например, в марте 2015 года посольством США был остановлен почти завершенный государственный переворот Коломойского против Порошенко. Причем остановлен по неочевидным причинам. Думаю, что в то время американцы просто ошиблись в выборе. В 2015 году диктатор Коломойский подошел бы им больше, чем Порошенко. Он был готов на большее. Конечно, и предать тоже был готов, ну так и Порошенко не пионер-герой — обычный плохиш.

Так что когда масса украинских «лидеров общественного мнения» вдруг обрела дар провидцев и начала уверенно предсказывать проблемы Зеленского через год, у меня не осталось сомнений, что это не анализ и не озарение, это сигнал Зеленскому от украинских олигархических группировок. Ему давался год срока, чтобы решить некие проблемы. И тут же прозрачно намекалось, что если не решит, то на улицы выйдет возмущенный народ, и Украина обретет нового президента, вместо не справившегося.

К средине декабря прошлого года прогнозы «горячей осени — 21» затихли, но к августу текущего года возобновились с новой силой. Стало ясно, Зеленский надежд не оправдал — с заданием не справился.

Задание, которое было перед ним поставлено, мы можем определить с высокой степенью достоверности, исходя из принципов организации украинского государства. Украина — олигархическая республика. То есть коллективная собственность олигархических семейств. При этом каждая олигархическая семья (еще со времен давно забытого Павла Лазаренко) пытается вытеснить конкурентов и превратить Украину в свою эксклюзивную собственность, но в силу размеров государства и вовлеченности в его политику серьезных внешних сил, способных помножить на ноль любую внутреннюю силу, подобное никому никогда не удавалось, хоть между 2010 и 2016 годами Янукович, Коломойский и Порошенко (именно в таком порядке) подходили близко к монолигархическому правлению. Тем не менее в силу ряда субъективных причин между 2016 и 2020 годами произошла реставрация правления полиолигархического.

Надо понимать, что чем больше в стране олигархических семей, тем дороже обходится их господство. При этом олигархическая экономика практически ничего нового не создает, она лишь перераспределяет и использует до полного износа оставленное предшественниками. В таком режиме работы рано или поздно заканчивается любой внутренний ресурс. Казавшаяся поначалу неисчерпаемой «пещера Аладдина», превращается в фанерную тумбочку из которой достают последнюю трешку. В этот момент для любой олигархической республики становится актуальным внешнее финансирование. Главной задачей власти становится налаживание постоянного гарантированного притока внешнего ресурса, достаточного для поддержания существующего строя на обозримую перспективу (за пределами пары ближайших лет олигархи, как правило, не мыслят).

Янукович почти решил эту проблему, договорившись с Россией о 15 миллиардах долларов кредита и аналогичной сумме вложений в совместные проекты. При этом он еще и собирался миллиардов 15-20 евро содрать с ЕС за подписание (пусть и с опозданием) Соглашения об ассоциации. Ясное дело, что ЕС бы денег не дал — Соглашение об ассоциации было нужно для вытеснения России с Украины, а не для совместной работы. Но даже тридцать миллиардов долларов, учитывая, что половина была связана с двусторонними проектами, предполагавшими восстановление основных украинских высокотехнологичных отраслей (авиастроение, кораблестроение, ракетостроение, атомная отрасль и т. д.), при серьезно больной, но живой экономике позволяли с оптимизмом смотреть в будущее.

Украинские олигархи тогда отказали Януковичу в поддержке потому, что мыслили убого и линейно. Они решили, что раз уж Россия дает тридцать миллиардов, то гораздо более богатый Запад (который к тому же в их понимании способен «нарисовать» из воздуха любое количество долларов) даст раз в десять больше. Ради этого и произошел путч. Не случайно Турчинов уже в марте 2014 года сообщил Западу, что Украина нуждается в немедленной «помощи» минимум в сорок миллиардов долларов (то есть попросил сразу выдать наличными целый государственный бюджет Украины того времени).

Если бы эту просьбу удовлетворили, следующей не пришлось бы долго ждать. Запад, однако, пообещал поначалу 17 миллиардов на три года. Через полтора года программу кредитования остановил, выделив меньше половины обещанного. Запустил новую программу на 15 миллиардов. Тоже дал меньше половины, а затем и вовсе постепенно стал перекрывать внешнее финансирование.

Причину олигархат нашел быстро. Вы могли прочитать об этом в украинских СМИ. По их мнению, Порошенко поставил не на ту силу внутри США, и его таким образом наказывают. Решение вызрело легко: надо поменять Порошенко, и все будет хорошо. Олигархический консенсус против Петра Алексеевича сложился задолго до того, как на политическом небосклоне стала восходить звезда Зеленского. Если бы он так и остался на сцене 95-го квартала, Порошенко все равно ушли бы, только фамилия у шестого президента Украины была бы иная. Но задача перед ним стояла бы та же, что и перед Зеленским — срочное обеспечение возобновления внешнего финансирования.

Зеленский тем и устраивал олигархат, что, не будучи ни профессиональным политиком, ни олигархом, не мог иметь профессиональной политической команды, а значит, должен был находиться под коллективным контролем договаривающихся между собой олигархических группировок.

В течение первого года его правления, примерно так все и складывалось. Окружение Зеленского и его партию более-менее плотно контролировал триумвират в лице Коломойского/Ахметова/Пинчука. Но исчерпание внутреннего ресурса обостряло конкуренцию не только триумвиров с другими олигархическими группами, но и между собой. Соответственно, у Зеленского и его окружения, в данной ситуации появилось поле для собственной игры. Вначале был потеснен Пинчук, затем с помощью Ахметова подвинули Коломойского. Затем Коломойский восстановил свои позиции, но за счет Ахметова. В конечном итоге и Пинчук также сохранил часть влияния, но все три олигарха, каждый понемногу, потеряли в пользу не столько даже самого Зеленского, сколько его окружения.

Обращаю внимание, что в результате «перераспределения» влияния претендентов на общенациональный ресурс стало не трое, а четверо, то есть доля каждого уменьшилась. А ведь уже и так не хватало.

Вот тут-то Зеленскому и стали прозрачно намекать, что пряники, получаемые за президентство, надо отрабатывать. Следует найти внешнее финансирование для поддержания олигархического режима. Над отдать должное украинским олигархам, кое-чему они научились. Они уже готовы были бы и на компромисс с Россией, лишь бы получить поддержку. Проблема заключалась в том, что условия компромисса не устраивали Россию. Украинские олигархи хотели получить гарантии того, что Москва удовлетворится политической лояльностью (произойдет разрыв с Америкой, постепенно будет ослаблена до состояния времен Януковича политика украинизации, Донбасс надо будет вернуть Украине, а за Крым Киев согласен взять деньгами).

При этом никакого вмешательства во внутриукраинские экономические отношения, которое поставило бы под сомнение власть олигархата, Россия не должна была допускать. Ее роль сводилась к финансированию умеренной украинской лояльности (в основном, лояльности на словах) посредством увеличения объемов газового транзита через Украину, а также цены транзита и снижения цены на газ для Украины. Также Украина готова была принять российские инвестиции — в те отрасли, которые укажут украинские олигархи и на тех условиях, которые они сочтут приемлемыми.

Украинские политики и эксперты всерьез считали, что делают России крайне заманчивое предложение и когда Москва не стала его даже обсуждать, решили, что Россия просто набивает себе цену. Дело в том, что украинское политико-экспертное сообщество с удовольствием общается с украинской эмиграцией (мечтающей вернуться) и российскими караул-патриотами. И те, и другие говорят им примерно одно и то же: нет, мол у России методов «на Костю Сапрыкина» (на Украину), боится, мол, Москва натовских ракет под Харьковом, но не знает, как этому противодействовать, жалеет, мол, Россия, что Крым забрала и Донбасс поддержала, угнетают ее санкции, ищет, мол, способ закрыть проблему, сохранив лицо. Это вполне соответствует киевским взглядам на жизнь, так что данные оценки вызывают абсолютное доверие и соответствующие предложения, относительно украинской переговорной позиции на российском направлении.

Украинский олигархат и команда Зеленского решили, что надо просто гордо отвернуться и подождать, когда США окончательно зарубят «Северный поток — 2», тогда-де и Россия станет посговорчивее, а украинцы покажут, что тоже не лыком шиты и умеют добиваться своего. Помните, как долго на каждом углу Зеленский рассказывал, что он не доволен Россией и давал время «на исправление»? Он реально думал, что в Кремле ночей не спят, плачут, не знают как его уже ублажить, чтобы он сменил гнев на милость. В Киеве были уверены, что вся российская внешняя политика — блеф, и продлится он не дольше, чем до конца 2021 года, а потом «СП-2» будет окончательно зарублен и Москва придет с повинной головой.

Но оказалось, что уже к средине 2021 года Зеленскому пришлось заявлять о своем недовольстве Западом: как посмел Байден договориться о встрече с Путиным, не проконсультировавшись предварительно у Зеленского? А дальше беды косяком пошли: США ушли из Афганистана, «СП-2» достроили, газ подорожал в разы, возникла реальная угроза прекращения физического транзита через Украину уже по итогам 2022 года. Платить-то Москва будет и в 2023, и в 2024 годах, но если туба будет стоять пустая, то не только «реверсный» газ будет брать неоткуда, а придется еще и технический закупать.

В общем, уже в июле стало понятно, что ситуация развивается не так, как ожидали в Киеве, и Зеленскому начали напоминать, что срок, выделенный ему на поиск денег, завершается текущей осенью, а дальше каждый за себя.

Часть проблем Зеленский решил, раскулачив Медведчука в пользу Коломойского и Ахметова. Но дальше дело пока не пошло: и Фирташ, и Порошенко пока увернулись от «карающей длани» офиса президента. Команда Зеленского попыталась укрепить свои позиции, продавив через Раду закон об олигархах, позволяющий президенту (посредством решения СНБО) признать олигархом любого жителя страны и ввести против него любые санкции. На очереди закон о корректировке налоговой системы, который должен ударить по интересами Ахметова, Коломойского и (в несколько меньшей мере) Пинчука в сырьевом экспорте. Дальше планируется снять Разумкова с должности председателя Рады и полностью замкнуть контур власти в рамках ближнего круга Зеленского.

Де-факто, даже не понимая этого, команда Зеленского сделала заявку на превращение в новую олигархическую семью. Только их главным ресурсом является политическая власть: остальное уже поделено. Теперь только неограниченная, диктаторская власть даст гипотетическую возможность перераспределить нужным образом экономический ресурс.

Естественно, лишний конкурент олигархам не нужен. Коломойский, Ахметов и Пинчук дали Зеленскому голоса за закон об олигархах, поскольку в очереди на раскулачивание стоят последние. Таким образом они стимулируют другие олигархические семьи, которые не жалуют Зеленского, но и аппетитов триумвирата боятся, к объединению против общей угрозы, исходящей от президента.

Можно сказать, что расстановка сил в Киеве завершилась. Свидетельством этого стала очередная «картина», проданная на «крюковском аукционе». Картины эти традиционно выкупает Корбан, обеспечивая таким образом девушке легальное финансирование, но они довольно точно отражают текущее соотношение сил в украинской политике. На последнем проданном «полотне» изображен Зеленский с командой, бегущие с Украины на американском самолете.

Корбан с Филатовым якобы лет пять-шесть назад поссорились с Коломойским. Но ведь с хозяевами не ссорятся. Какие-то расхождения во взглядах, в том числе и вызывающие скандалы «в благородном семействе», возникают, но надо понимать, что Корбан и Филатов, при все своей мерзости — слишком мелкие бандиты. Их собственных знаний и умений не хватает на то, чтобы стать полноценными олигархами. Они — мелкие падальщики, способные кормиться только тем, что падает со стола крупного хищника. Если падали вокруг много, они могут «уйти в оппозицию», но все равно вернутся рано или поздно к тому же Коломойскому, поскольку больше никому не нужны (у остальных свои такие мелкие шакалы есть, как, например, Колесников у Ахметова), а на помойку они не хотят, там живут не так пафосно, как они привыкли.

То есть у Корбана с Филатовым было два варианта: либо покаянно вернуться к Коломойскому, которого они предали во время борьбы последнего с Порошенко, либо замкнуться на команду Зеленского, с которым у них тоже отношения не так чтобы уж очень хорошими были. Судя по фортелям, которые выкидывала «Страна.ЮА» под неформальным руководством Крюковой, какое-то время Корбан пытался сохранить оба пути и отчаянно торговался с Зеленским. Но картина с американским самолетом путь к Зеленскому закрывает окончательно — этот амбициозный кандидат в Бонапарты такого не прощает. Значит, договорились с Коломойским (как минимум Корбан договорился). Ну а сделать окончательный выбор он мог только в том случае, если против Зеленского окончательно сформировался олигархический консенсус большинства наиболее влиятельных семей.

Кто-то из олигархической мелочи, конечно, будет играть за Банковую, но большинство «уважаемых людей» будет против. Казалось бы, такой мощью Зеленского должны раздавить в момент. Тем не менее силы равны. Дело в том, что украинская политика изначально предполагала борьбу без правил, в которой побеждает тот, кто готов к большему беспределу и к неограниченному повышению ставок.

Все украинские олигархи — беспредельщики. Но главных беспредельщика было два: Коломойский и Тимошенко. Юлия Владимировна всегда повышала ставки открыто, Игорь Валерьевич делал то же самое без лишнего шума и суеты. Тимошенко постарела и потеряла былую хватку. Все ее последние проекты остановлены именно из-за нежелания повышать ставку дальше. Либо сказался опыт тюрьмы, в которую она попала, переоценив возможность давления на Януковича, либо просто старость. Так что теперь со стороны олигархов Колмойский остался единственным, кто готов идти до конца.

Но Зеленский тоже готов действовать абсолютно беспредельно, значительно беспредельнее всех предшественников. Он тоже готов повышать ставки, он совершенно открыто амбициозен и стремится удержаться у власти. Он заболел властью. У него значительно меньше экономического ресурса, зато его политический ресурс неограничен в рамках Украины. Он представляет законную власть и выступает против ненавидимых народом олигархов. У него сильная позиция. Многое будет зависеть от позиции силовиков и ставших частью системы нацистов. Но их роль станет решающей только в том случае, если оппоненты Зеленского решатся на открытое силовое сопротивление президенту.

Каждый из противостоящих лагерей имеет хорошие шансы на победу в заявленном противостоянии. Но у олигархов задача посложнее — им надо вывести на улицы достаточное количество людей, чтобы парализовать волю низших и средних эшелонов власти к сопротивлению. Зеленскому же надо лишь удержать ситуацию в текущем формате. С другой стороны, как уже было сказано, у олигархов больше ресурса, плюс все привыкли, что они всегда побеждают.

Заявленное зрелище, если его в последний момент не отменят, обещает быть безумно интересным. Независимо от того, кто в результате выиграет, остатки украинского населения в любом случае проиграют. Впрочем, они проиграли еще в 2004 году на первом майдане, просто большинство до сих пор этого не осознало. Каждый раз надеются, что следующий владыка будет лучше, а он будет хуже, даже если нынешний останется при власти.

Ростислав Ищенко

Развернуть

Ватная АНАЛитика че там у хохлов ...Я Ватник фэндомы 

Я Ватник,# я ватник, ,фэндомы,Ватная АНАЛитика,че там у хохлов

Если Киеву не удастся урегулировать газовый вопрос, то Украине, помимо энергетической, угрожает ещё одна катастрофа — продовольственная.

Об этом заявил экс-премьер Украины Николай Азаров.

«Украина — великая аграрная держава, в которой монополисты чувствуют себя замечательно. У нас монопольно высокие цены на многие товары, включая даже овощи, и очень часто они необоснованно высокие. При этом достаточно высокие темпы инфляции, потому что, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года темп инфляции уже сейчас превышает 10%», — отметил политик в своём блоге.

Он обратил внимание, что «сейчас пошёл очень быстрый рост цен, в том числе, из-за ожидания подорожания газа и других энергоносителей, электроэнергии».

«А бизнес начал будущие свои расходы закладывать в цены, что тоже ведёт к достаточно быстрому росту цен. Плюс неэффективное государственное регулирование в этой сфере. Тут упрёки, прежде всего, Антимонопольному комитету, ну, и, конечно контроль за ценами всё же должен быть и тогда, когда необходимо на социально значимые продукты, как это было не очень давно — вводилось государственное регулирование цен», — написал экс-премьер.

Если власть не решит проблему с газом, то Украину ждёт ещё одна катастрофа.

«Я предполагаю, что если ничего по газу не решат в плане компенсации, снижения цены и так далее, то у нас будет катастрофа не только в сфере отопления. У нас будет катастрофа с продуктами, с ценами на продукты, потому что инфляция, всё это сразу ляжет в цены, и инфляция у нас резко ускорится», — указал Николай Азаров.

Напомним, Украина ведёт «войну» с Россией, и в этой связи всё идёт к тому, что будет спонсировать «агрессора» баснословными оплатами за природный газ. Это выглядит парадоксом и абсурдом, но по факту соответствует действительности и политике, которую проводит украинское государство вместе с пылкими патриотами. Либо же, как вариант, страна останется вообще без газа.

Тем временем, цена на голубое топливо в Европе обновила рекорд, достигнув показателей почти в $1200/тыс. куб. м. Цена ближайшего (ноябрьского) фьючерса на TTF на бирже ICE Futures в пятницу, 1 октября, достигла 100 евро за МВт∙ч, или $1197 за тысячу куб. м, свидетельствуют данные на сайте биржи. Позднее стало известно, что стоимость превысила и эту отметку. Новая стоимость ноябрьского фьючерса на нидерландском хабе TTF на максимуме 1 октября составила 1205,25 доллара за тысячу кубометров.

Ранее Николай Азаров рассказал о дурости, которая взвинтила цены на газ до небес. Также политик пояснял, чем обернётся для Украины завершение строительства «Северного потока-2».

https://antifashist.com/item/azarov-predrek-ukraine-vsled-za-energeticheskoj-prodovolstvennuyu-katastrofu.html

Развернуть

че там у пиндосов Фрэнсис Фукуяма Дмитрий Джангиров Ватная АНАЛитика ...Я Ватник фэндомы 

Фрэнсис Фукуяма: Будущее американской мощи

Аудиоверсия поста с комментариями Дмитрия Джангирова: 

Жуткие кадры, как отчаявшиеся афганцы безуспешно пытаются улететь из Кабула после падения проамериканского правительства, многим показались поворотным моментом в мировой истории, когда Америка отвернулась от мира. На самом деле конец американской эры наступил гораздо раньше. Причем причины слабости и упадка Америки скорее внутренние, чем внешние. Страна будет оставаться великой державой еще долго, но ее влияние зависит не от внешней политики, а оттого, сможет ли она разобраться с внутренними проблемами.

Пик американской гегемонии продлился менее 20 лет — от падения Берлинской стены в 1989 году до финансового кризиса 2007-2009 годов. В то время страна господствовала во многих сферах власти — военной, экономической, политической и культурной. Кульминацией американского высокомерия стало вторжение в Ирак в 2003 году, когда они рассчитывали переделать не только Афганистан (куда вторглись двумя годами ранее) и Ирак, но и весь Ближний Восток.

Значение военной силы для фундаментальных политических изменений Америка переоценила, а влияние собственной экономической модели и свободного рынка на мировые финансы, наоборот, недооценила. Десятилетие закончилось тем, что американские войска увязли в двух антиповстанческих войнах и в международном финансовом кризисе, который лишь усугубил гигантское неравенство вследствие глобализации под началом Америки.

Степень однополярности в тот период была невиданной в истории, а теперь мир возвращается к своему привычному состоянию многополярности: Китай, Россия, Индия, Европа и другие центры набирают силу по сравнению с Америкой. Итоговое влияние Афганистана на геополитику будет, по всей видимости, небольшим. Америка уже пережила гораздо более унизительное поражение, уйдя в 1975 году из Вьетнама, но стремительно восстановила свое господство меньше чем за десятилетие – и сегодня уже сотрудничает с Вьетнамом, чтобы обуздать китайский экспансионизм. Америка по-прежнему имеет множество экономических и культурных преимуществ, сравниться с которыми могут лишь немногие.

Куда более серьезная проблема для глобального положения Америки – внутренняя: американское общество глубоко расколото и не может найти общий язык ни по одному вопросу. Этот раскол начался из-за традиционных политических тем вроде налогов и абортов, но с тех пор пустил метастазы и вылился в ожесточенную культурную войну двух самосознаний. Требования маргинальных групп, которые считают, что элиты их притесняют, я назвал ахиллесовой пятой современной демократии еще 30 лет тому назад. Обычно крупная внешняя угроза, — например, мировая пандемия – это повод для граждан сплотиться вокруг общего ответа. Однако эпидемия коронавируса, наоборот, усугубила разногласия внутри Америки: карантин, маски, а теперь и обязательная вакцинация — уже не просто эпидемиологические меры, а политические маркёры.

Эти конфликты затронули все стороны жизни, от спорта до потребительских брендов, которые «красные» и «синие» (республиканцы и демократы, прим. ИноСМИ) покупают по партийной принадлежности. Гражданская идентичность, которой гордилась Америка как многорасовая демократия в эпоху после установления гражданских прав, сменилась противоречивыми идеологизированными дискуссиями о 1619 годе по сравнению с 1776 годом, — то есть о том, основана ли страна на рабстве или борьбе за свободу. Этот конфликт привел к тому, что стороны живут каждая в своей реальности. Так, выборы 2020 года стали для одних самыми справедливыми в истории США, а для других — величайшим мошенничеством, расчистившим путь незаконному президентству.

На протяжении холодной войны и до начала 2000-х среди американской элиты существовал устойчивый консенсус о сохранении лидирующей позиции в мировой политике. Изнурительные и бесконечные войны в Афганистане и Ираке отвадили многих американцев не только от проблемных мест вроде Ближнего Востока, но от международного вмешательства в принципе.

Раскол напрямую сказался и на внешней политике. В годы правления Обамы республиканцы заняли воинственную позицию и критиковали демократов за российскую «перезагрузку» и наивное отношение к президенту Путину. Бывший президент Трамп изменил положение дел, неприкрыто ручкаясь с Путиным, и сегодня почти половина республиканцев считает демократов бóльшей угрозой для американского образа жизни, чем Россию. Ведущий консервативного телеканала Такер Карлсон (Tucker Carlson) приехал в Будапешт и нахваливал там авторитарного премьер-министра Венгрии Виктора Орбана. «Поиметь либералов», по выражению самих правых, для них важнее, чем отстаивать демократические ценности.

Насчет Китая консенсуса все же больше: и республиканцы, и демократы согласны, что он — угроза демократическим ценностям. Но этого мало. Тайвань в случае китайского нападения станет для американской внешней политики испытанием посерьезнее Афганистана. Готовы ли США пожертвовать своими сыновьями и дочерьми во имя независимости этого острова? Или отважатся ли США на военный конфликт с Россией, если та вторгнется на Украину? Это серьезные вопросы, на которые нет простых ответов, но аргументированная дискуссия об американских национальных интересах наверняка поведется через призму партийной борьбы.

Глобальное влияние Америки уже пострадало от раскола, даже если не брать в расчет будущие испытания. По выражению специалиста по внешней политике Джозефа Ная (Joseph Nye), влияние США зависит от «мягкой силы», то есть от привлекательности американских институтов и общества для людей по всему миру. Эта привлекательность значительно уменьшилась: едва ли кто-то скажет, что американские демократические институты в последние годы работают без сбоев или что американская политическая племенная вражда и дисфункция достойны подражания. Отличительная черта зрелой демократии — мирная передача власти после выборов. И 6 января (во время штурма Капитолия – прим.) этот экзамен страна с треском провалила.

Главным политическим провалом администрации Джо Байдена за семь месяцев у власти стала неспособность предвидеть стремительный крах Афганистана. Однако при всей неприглядности происходящего решение вывести войска в долгосрочной перспективе может оказаться правильным. Байден решил, что уход позволит в будущем переключить внимание на решение более серьезных проблем со стороны России и Китая. Надеюсь, он относится к этому всерьез. Бараку Обаме его разворот в сторону Азии так и не удался, потому что Америка сосредоточила усилия на борьбе с повстанцами на Ближнем Востоке. Нынешней администрации придется перераспределить ресурсы и политическое внимание, чтобы сдерживать геополитических соперников и взаимодействовать с союзниками.

США едва ли вернут себе прежний статус гегемона — и не должны к нему стремиться. На что они могут надеяться, так это на поддержание вместе со странами-единомышленниками мирового порядка, благоприятствующего демократическим ценностям. Удастся ли им это, будет зависеть не от краткосрочных действий в Кабуле, а от восстановления национального самосознания и целеустремленности дома.

© https://inosmi.ru/politic/20210819/250340786.html
Развернуть

Ватная АНАЛитика ...Я Ватник фэндомы 

Трагедия русского либерала на церемонии бракосочетания КПРФ с УГ Навального

Развернуть

Ватная АНАЛитика ...Я Ватник фэндомы 

«Северный поток – 2» — новое качество газовых войн

Я Ватник,# я ватник, ,фэндомы,Ватная АНАЛитика

Когда Россия и Германия заявляют, что «Северный поток – 2» - исключительно экономический проект – это верно, но не совсем. Он действительно носит исключительно экономический характер, с точки зрения участвующих в нём хозяйствующих субъектов. Участники «Nord Stream – 2 AG» вложили в проект деньги и намерены получить прибыль

Дело, однако, в том, что «газовые войны» начались не только задолго до появления проектов, обходящих территорию Украины, морских «потоков», но и задолго до распада СССР и возникновения на месте УССР независимой Украины.

Первая газовая война была развязана США против СССР и Германии сразу же после заключения в 1970 году между ФРГ и СССР «сделки века» — контракта «Газ-трубы». Вашингтон начал немедленно работать на срыв сделки. И, хотя усилиями Москвы и Бонна контракт в целом был выполнен, США удалось при помощи санкций частично приостановить поставки труб большого диаметра из ФРГ в СССР.

Более того, начало первой газовой войны можно отнести ещё на десять лет в глубь истории. В 1963 году Америке через КОКОМ (Координационный комитет по экспортному контролю — организация, координировавшая усилия стран Запада в экономической части холодной войны против СССР) удалось добиться отмены договора 1960 года по поставке в СССР из ФРГ труб большого диаметра (необходимых для строительства магистральных газопроводов). Правительство ФРГ под давлением США отменило контракт 1960 года, ссылаясь на «интересы безопасности союзников».

Так что, как видим, США и раньше удавалось затягивать реализацию совместных проектов СССР (России) и Германии, но не удавалось сорвать их полностью. Тем не менее, газовые войны продолжаются уже больше 60 лет, и нет никаких оснований считать, что с вводом в строй «СП-2» они иссякнут.

История данного конфликта свидетельствует также о том, что оптимистичные предположения некоторых российских экспертов о том, что с достройкой «СП-2» и, соответственно, выводом из большой газовой игры Киева удастся навсегда закрыть проблему противодействия США экономическому сближению России и Германии, не являются оправданными. Украины не было, а газовые войны были, Украины не будет, но они не прекратятся.

Как было сказано выше, то, что имеет исключительно экономический характер для хозяйствующих субъектов и является примером преимущественно экономического сотрудничества между Россией и Германией как государствами, с точки зрения США, является предметом политических решений. Если же США решили политизировать конфликт (а они решили более полувека назад), то и для других участников проблема прекращает носить сугубо экономический характер.

США логично исходят из того, что если у германской промышленности появляется стабильный источник дешёвых энергоносителей и растущий рынок сбыта в СССР (России), то снижается экономическая зависимость Германии от ранее безальтернативного взаимодействия с США. Утрата же экономической зависимости даёт возможность федеральному правительству принимать независимые решения и в политической сфере. То есть Вашингтону не так страшно гипотетическое усиление российского влияния, как утрата возможности безальтернативно диктовать экономическую и политическую повестку дня своим союзникам.

При этом надо иметь в виду, что после Второй мировой войны США сделали на Германию главную ставку в плане своего контроля над Европой. Британию и Францию они до начала 70-х годов вытесняли из колоний, которые из объекта эксклюзивной эксплуатации колониальных империй должны были стать «общемировым достоянием», а фактически объектом эксклюзивной эксплуатации наиболее сильной в экономическом плане державы — США. Вашингтон заменял военно-политические механизмы обеспечения эксплуатации финансово-экономическими, в чём (огрублённо) и состояла суть неоколониализма.

Ни судорожно пытавшаяся сохранить статус «владычицы морей» Великобритания, ни деголевская Франция с её концепцией «обороны по всем азимутам» и доминирования на европейском континенте у США доверия не вызывали. Зато разгромленная в войне и полностью зависимая от Вашингтона Германия не давала никаких поводов к сомнению в своей лояльности. Поэтому США вложились в «немецкое экономическое чудо», поспособствовав превращению Германии в первую экономику континента и локомотив тогда ещё будущего ЕС. Вашингтон же способствовал и последующему (после распада СССР) ускорению, углублению и расширению европейской интеграции, превращению ЕЭС в ЕС.

Итак, США сделали Германию центром своего контроля над Европой и точкой сборки ЕС. В связи с этим утрата монополии на экономический контроль над ФРГ воспринималась ими крайне болезненно. Они политизировали проблему экономического сотрудничества ФРГ и СССР ещё в 60-е годы прошлого века, тем самым, вопреки своим изначальным планам и собственным интересам, способствуя политической эмансипации Германии. В ФРГ с недоумением обнаружили, что вполне выгодные в материальном плане сделки могут по политическим мотивам вызвать недовольство США. С тех пор Америка, оставаясь для Германии важнейшим партнёром, утратила свою политическую безальтернативность.

Фактически, политизируя проблему, США сами стимулировали те процессы, которые хотели остановить. Практика показывает, что, имея достаточную ресурсную базу, можно блокировать насущные экономические решения волевым политическим актом. Однако если экономике не удастся обойти политические ограничения, то её поддержание в рабочем состоянии будет требовать постоянного непроизводительного расходования дополнительного ресурса. Следовательно, рано или поздно ресурсная база исчерпается, и данная экономическая модель рухнет.

Когда в начале текущего столетия исчерпалась ресурсная база США, позволявшая им поддерживать глобальную гегемонию, одним из главных слагаемых которой был контроль над Европой, возник вопрос — какой элемент системы (европейский или американский) примет на себя удар. США пытались переложить все проблемы на ЕС, Евросоюз старательно уворачивался от подобной «чести». В результате начала рушиться американская глобальная империя.

Однако в этих условиях роль контроля над Европой для США только выросла. Не имея возможности сохранить глобальную гегемонию, США пытаются остаться доминирующим игроком в возникающем концепте великих держав (как Великобритания до Первой мировой войны). Для решения этой проблемы удержание подконтрольного Вашингтону экономически и политически европейского плацдарма становится принципиальным. Уход из Европы заставляют США замкнуться в рамках Североамериканского континента, при этом не факт, что им удастся удержать своё абсолютное доминирование хотя бы в рамках Североамериканской зоны свободной торговли (США, Канада, Мексика).

Российский газ стал для США символом уже не германской, а европейской эмансипации от американского диктата. Вашингтон рассматривал его как политическую угрозу, как оружие и будет рассматривать именно таким образом. В рамках американской системы политических ценностей, в рамках американской политической практики нет места предположению, что экономическое сотрудничество может развиваться без политического доминирования одной из сторон. В рамках американских представлений о политике происходит замена их гегемонии в Европе российской.

Все предложения Кремля спокойно развивать экономическое сотрудничество, вынося за скобки политические противоречия (которые должны сглаживаться по мере наработки практики экономического взаимодействия и роста взаимного доверия), США рассматривают как попытку обмана (сродни их собственному обещанию не расширять НАТО). Америка слишком увлечена политической детерминированностью. Для них принцип «в политике оцениваются не намерения, а возможности» является абсолютным. Даже если столетняя практика свидетельствует о том, что партнёр не планирует использовать экономические преимущества для политического насилия над США, Америка в это не верит, ибо сами американцы обязательно использовали бы эти преимущества именно таким образом.

Поэтому смешно ожидать, что с достройкой и вводом в строй «Северного потока — 2» стратегическая обстановка коренным образом изменится и газовые войны прекратятся. Нет. США будут искать возможность реванша. Поскольку же общемировая динамика свидетельствует о быстром ослаблении США и усилении России, поскольку также США уже не обладают абсолютным ресурсным превосходством над своими конкурентами (вопрос, обладают ли хоть каким-то или уже уступают), Вашингтону необходимо, во-первых, торопиться, во-вторых, работать в режиме блицкрига — на затяжное противостояние у Америки больше нет ресурсов.

В этом плане интересы США объективно совпадают с интересами Киева, для которого резкое обострение отношений с Россией, балансирование на грани войны также является последним способом привлечь к себе внимание Запада, получить ресурсную подпитку и удержать остатки своей политической системы от расползания ещё на какое-то время. Саму Америку горячая война на данном этапе уже не интересует. У неё нет возможности победного участия в подобном конфликте даже в качестве наблюдателя и посредника. Но самостоятельное (по инициативе Киева) перерастание российско-украинских газовый баталий в военно-политический формат для США может оказаться (или показаться) полезным. События последних месяцев показывают, что в случае обострения конфликта США старательно дистанцируются, чтобы продемонстрировать свою невовлечённость в инициируемый Киевом процесс обострения, но не делают ничего для того, чтобы остановить свою украинскую клиентелу.

Таким образом, в стратегическом плане нас ждёт продолжение противостояния с ослабевшими, но не сдавшимися США в политико-экономическом формате «газовых войн». Можно не сомневаться, что США сделают всё, чтобы под прикрытием зелёной (экологической) повестки нивелировать текущие успехи «Газпрома» и других российских компаний на углеводородном рынке Европы. Параллельно «экологическому» США будут отрабатывать и другие форматы «газовых войн».

В то же время в тактическом плане мы имеем дело с до предела разложившейся, не способной самостоятельно выживать, но отказывающейся спокойно умереть Украиной, которая пытается использовать американские «газовые войны» для привлечения внимания и ресурсов Запада к решению проблемы продления собственной агонии. За отсутствием иных аргументов Киев уже не первый год вполне серьёзно рассматривает провокацию контролируемого военного конфликта с Россией как способ решения проблем своей политической и экономической несостоятельности.

Опасность подобного развития событий для России заключается в том, что у Москвы пока нет хорошего решения военного кризиса на украинском направлении. Разгром украинской армии и отпадение от Киева части территорий не решают проблему в целом. Наоборот, за счёт сокращения сферы ответственности, а также в условиях внешней угрозы происходит временная консолидация режима. Скорее всего, Киеву удастся привлечь и какую-то поддержку Запада.

Если же сделать ставку на блицкриг с полным демонтажом украинской государственности, то возникают вопросы: что дальше и кто возьмёт на себя ответственность за дальнейшую судьбу разорённой и погрязшей в долгах территории с озлоблённым расколотым населением? Эти же вопросы возникнут и в случае паллиативного решения, предполагающего смену действующего режима на какой-то иной (более адекватный). Где взять адекватных управленцев? Как обеспечить их принятие населением? Кто будет отвечать за поддержку нового режима, жизнеспособность которого будет не выше старого?

По сути сегодня для закрепления успеха с запуском «СП-2» для России важно окончательно вывести Украину за скобки глобальной политики, погрузив её в полную политическую и дипломатическую изоляцию, предполагающую, что на её проблемы мир будет обращать даже меньше внимания, чем на недавний государственный переворот в Гвинее. Необходимо избежать тактических рисков военно-политического обострения традиционной газовой проблемы и вернуться к устойчивому, привычному и традиционно успешному для Москвы позиционному противостоянию с США в вопросе газового (и шире полноценного экономического) сотрудничества России и Европы.

Ростислав Ищенко

Развернуть

Ватная АНАЛитика ...Я Ватник фэндомы 

Конец эпохи: от 11.09.2001 до 11.09.2021 США трусливо бежали с поля боя

США «сдохли», не справившись с ими же инициированными войнами терроризма, развязали глобальную «войну с террором», сознательно спровоцировали глобальное сопротивление созданных ими же террористов, позорно проиграли эту войну и трусливо переложили ответственность на других. Теперь это вселенская (без отошедших в сторону крёстных отцов терроризма США) проблема. Если Россия с союзниками не займётся подавлением глобального терроризма, оглянуться не успеем, как он подавит нас

Я Ватник,# я ватник, ,фэндомы,Ватная АНАЛитика

11 сентября 2001 года управляемые террористами самолёты врезались в башни-близнецы в Нью-Йорке, ещё один врезался в здание Пентагона, четвёртый, который якобы должен был таранить Белый дом, не то сам упал, не то был сбит в Пенсильвании. Это событие дало старт официально объявленной США войне с терроризмом. США, развязав глобальную «войну с террором», вызвали и глобальное сопротивление.

20 лет спустя: Америка ниже плинтуса

Первой жертвой данной войны оказался режим талибов (здесь и далее - боевики запрещённой в РФ террористической организации) в Афганистане. Талибы провинились тем, что якшались с «Аль Каидой» (здесь и далее - запрещённые боевики и террористическая организация в РФ), которая, по официальной версии, выступила организатором террористических актов 9 сентября.

Талибы отказались удовлетворить требование США и изгнать со своей территории «Аль Каиду», а также выдать Бен Ладена. Правда, «Аль Каиду» из Афганистана не смогли выкорчевать и сами американцы за двадцать лет оккупации этой страны. А Бен Ладена, в результате, ликвидировали на территории Пакистана, который в момент ликвидации ещё считался верным союзником США. Надо также отметить, что без американской поддержки ни «Талибан», ни «Аль Каида», ни более позднее «Исламское государство» (здесь и далее - запрещённые в РФ террористические организации), которое США также не смогли выбить из Афганистана за двадцать лет оккупации, не могли бы ни возникнуть, ни набрать силу.

Я Ватник,# я ватник, ,фэндомы,Ватная АНАЛитика

Прошло двадцать лет, и 11 сентября 2021 года, в двадцатую годовщину падения башен-близнецов, талибы будут демонстративно праздновать своё возвращение к власти в Афганистане.

Они теперь не любят своих бывших западных покровителей, пытаются договариваться с Россией и Китаем, воюют на территории Афганистана с боевиками «Исламского государства» и «Аль Каиды». Пакистан теперь - союзник Китая. Влияние США в регионе стремится к нулю. Круг замкнулся.

Американцы способны на любую глупость и подлость

Двадцать лет назад, по горячим следам террористических актов в США, возникла версия событий, базирующаяся на теории заговора. Это не удивительно. Любое событие мировой истории или актуальной политики частью общества всегда рассматривается с точки зрения именно этой теории. Без «рептилоидов» из «тайного мирового правительства» не может ни наводнение случиться, ни человек умереть, ни конфликт возникнуть.

Я сторонник рекомендации Оккама - не множить сущности без необходимости. В большинстве случаев ситуация прекрасно объясняется без теории заговора.

Это касается и событий 11 сентября. США понесли от данных терактов слишком большой материальный и моральный ущерб (причём его объём был ясен заранее), чтобы любые бонусы, полученные от «войны с терроризмом», были неспособны его покрыть. Организовывать такое самим, это как если бы Россия, чтобы присоединить Крым организовала бы бомбардировку Кремля самолётами с украинскими опознавательными знаками. Получить нужное решение можно и не нанося себе столь великий ущерб.

Я Ватник,# я ватник, ,фэндомы,Ватная АНАЛитика

Впрочем здесь я бы сделал оговорку. Дело в том, что в данном случае мы имеем дело с американцами. А как показывают практика и опыт, американцы способны на любую глупость и подлость. Их проблема заключается в слабом контроле над спецслужбами (полномочия разделены между президентом, сенатом и палатой представителей, в результате полноценный контроль не осуществляет никто). В такой ситуации, не просто отдельные спецслужбы, но даже отдельные их представители, способны вести свои частные тайные кампании, реализовывать собственную политику, базирующуюся на секретных, никому неподотчётных и неподконтрольных бюджетах, зачастую формируемых противозаконным путём (как это было вскрыто в известной истории «Иран-контрас»).

Поэтому напрочь исключить соучастие американских спецслужб в событиях 11 сентября невозможно (хоть оно и не доказано). Однако даже в этом случае их гипотетической соучастие заключалось не в организации террористических актов «под ключ», а в отказе препятствовать их реализации другими силами. Грубо говоря, исламисты из «Аль Каиды», давно имевшие основания быть недовольными изменением отношения к ним официального Вашингтона, задумали теракты. Американские спецслужбы получили соответствующую информацию и проигнорировали её.

Это мы знаем точно, в этом признались сами американцы. По их версии, причиной недооценки информации был общий бардак в спецслужбах и недостаточный уровень квалификации соответствующих сотрудников. В это можно поверить. С такой проблемой рано или поздно сталкивается любая спецслужба (особенно этим страдают крупные на десятки тысяч сотрудников структуры, в которых руководитель иногда бывает вообще не осведомлён о том, чем, собственно, занимаются некоторые его подчинённые). С ней борются более-менее эффективно, но она, как коррупция, никогда не исчезает полностью - проблема некомпетентности и разгильдяйства в спецслужбах всегда требует повышенного внимания и строгого контроля. У американцев, как было сказано выше, с этим совсем плохо.

Я Ватник,# я ватник, ,фэндомы,Ватная АНАЛитика

«Признание на смертном одре»: когда признание не доказательство

В то же время мы понимаем, что пользуясь обстановкой бесконтрольности, некоторые сотрудники спецслужб могли умышленно попустительствовать террористам. Долгосрочные глобальные последствия для США подобного рода терактов они могли не просчитать в силу недостаточной компетентности, а краткосрочные последствия лежали в русле политики поиска глобального врага, которая, не будучи официально утверждённой, тем не менее проводилась и Белым домом, и Пентагоном, и Государственным департаментом, и ЦРУ.

Сегодня мы уже не сможем досконально выяснить, что же именно тогда случилось. Даже если кто-то из бывших чиновников «признается», что он лично организовывал теракты 11 сентября - это будет признание без каких-либо доказательств. Причём наиболее вероятно, в силу прошедшего времени и того, сколь высокую ступень в американской иерархии должен был бы занимать человек, реально осведомлённый о таком мероприятии, это было бы уже «признание на смертном одре» - распространённый на Западе метод, используемый честолюбивыми бывшими чиновниками, не достигшими общенациональной известности, но желающих войти в историю, для того, чтобы потешить свои амбиции. В тюрьму не посадят - нет доказательств, ведь признание не доказательство, да и процессы подобные длятся десятилетиями (пожилой человек успеет умереть), а известность Герострата в веках сохранится.

Впрочем, как было сказано, нам всё равно, как на самом деле были организованы теракты 11 сентября. Они стали всего лишь заметной рубежной вехой, отметившей возникновение нового этапа мировой политики - этапа, на котором гегемон (США) провозгласил терроризм главной угрозой человечеству и обязался начать с ним войну и победить. Не было бы терактов 11 сентября, американцы всё равно начали бы «войну с терроризмом».

Я Ватник,# я ватник, ,фэндомы,Ватная АНАЛитика

США всё равно нашли бы повод развязать «войну с терроризмом»

Они к тому времени уже почти десятилетие (где-то с 1994 года) искали себе соперника на мировой арене, которого можно было бы продавать народам в качестве глобальной угрозы, вместо почившего в бозе СССР и мирового коммунизма. Россия и Китай в тот момент от противостояния с США демонстративно отказались, больше ни одно из существующих государств на роль экзистенциональной угрозы не тянуло - оставалось только привлечь в качестве пугала мировой терроризм (нечто невидимое, но жутко опасное и ещё более пугающее из-за своей бесплотности).

Так что США всё равно нашли бы повод развязать «войну с терроризмом».

Решая свои геополитические проблемы, США забыли, что терроризм называют «оружием слабых».

Партизанщина, метод «ударил - исчез», позволяет создавать неприемлемые условия существования для любых оккупационных войск на любой территории. Победить террористов современными методами невозможно. Единственный действенный способ - лишить их поддержки населения, реализовать очень трудно. Террористы, ведь, и есть местное население. Тогда как оккупанты всегда вызывают отторжение, с какой бы благой миссией они не являлись.

Чему не учит история

В XIX веке был краткий момент, когда военно-технические возможности и общественная мораль создали условия для успешной борьбы с терроризмом (если пытающаяся победить терроризм нация располагала подавляющим ресурсным превосходством). Проблема решалась либо путём тотального геноцида местного населения, как во время американских индейских войн второй половины XIX века, германских войн с готтентотами, бельгийской колонизации Конго или британских суданских кампаний и войн с зулусами. Либо же, как в ходе англо-бурской войны, партизанское сопротивление подавлялось за счёт сгона всего мирного населения в концлагеря, что лишало партизан продовольственной базы, получения сведений о противнике и возможности пополнять свои ряды, а также наносило им серьёзную моральную травму, ибо они оказывались неспособны защитить свои семьи.

Как видим, в обоих случаях, требовалось значительной количественное, ресурсное и техническое (в большинстве же случаев цивилизационное) превосходство, борющейся с терроризмом стороны. Причём успех достигался в рамках ограниченной открытой территории, неспособной предоставить партизанам и их семьям надёжные долговременные укрытия, недоступные для карательных акций.

Поскольку геноцид и акции против мирного населения с начала ХХ века считаются нарушением правил и методов ведения войны, а с его середины квалифицируются как военные преступления, преследование которых ведётся экстерриториально и не имеет сроков давности, можем уверенно утверждать, что любое, даже самое сильное, современное государство не имеет эффективных средств борьбы с терроризмом вне пределов своей территории.

Когда «слепнут» спецслужбы

На собственной территории, где террористы чужие, а спецслужбы опираются на эффективную поддержку населения, можно успешно предотвращать до 99,9% терактов. По крайней мере к этому показателю близко подошли ФСБ России и китайские спецслужбы. Чуть хуже, в силу специфики государства и региона, результаты у израильских спецслужб (но они тоже сопоставимы). Остальные тоже могли бы, но им мешает концепция толерантности, фактически выводящая террористов из под превентивного воздействия европейских и американских спецслужб и разрывающая продуктивную связь спецслужб с лояльным населением.

Но вот за пределами своей территории самые мощные спецслужбы «слепнут» и «глохнут», хорошо если наполовину, а то и на 3/4. Террористы на своей территории оказываются наступающей стороной, а оккупационные силы обороняющейся. При наличие тотального ресурсного превосходства оккупация может длиться десятилетиями.

И СССР, и США могли держать группировку войск в Афганистане сколь угодно долго. Проблема заключалась не в том, что враг мог нанести поражение (не мог). Проблема в том, что невозможно было достичь окончательной победы.

Я Ватник,# я ватник, ,фэндомы,Ватная АНАЛитика

Можно было перебить сколь угодно моджахедов, но на их место приходили новые, а перебить значительную часть народа Афганистана, чтобы ликвидировать поддержку террористов населением, не представлялось возможным, исходя из цивилизационных принципов ХХ века.

Политика США и Запада обеспечила осознание международным терроризмом себя реальной глобальной силой

Таким образом, проблема, которую американцы создали своей «войной с терроризмом» и которую теперь предстоит решать человечеству, в том числе (и даже в первую очередь) России и Китаю, заключается в том, что США, развязав глобальную «войну с террором», вызвали и глобальное сопротивление. Если раньше даже самые крупные террористические организации привязывались к определённому региону и выступали против определённого государства (политической силы), то за двадцать лет бессмысленной и беспощадной войны янки с террором, терроризм принял глобальный характер.

Первую попытку создать глобальную сеть предприняла «Аль Каида». Попытка оказалась не совсем удачной, хоть и полностью неудачной её не назовёшь. «Исламское государство» - пример вполне успешного создания глобальной террористической сети, претендующей даже на создание альтернативной глобальной государственности. Совокупных усилий нескольких ведущих (в военном, политическом и экономическом плане) государств планеты, пока что хватило лишь на то, чтобы ограничить его распространение и изгнать из ранее им захваченных наиболее цивилизованных местностей.

Я Ватник,# я ватник, ,фэндомы,Ватная АНАЛитика


Но ни в одном случае с ним не удалось покончить. Уйдя в труднодоступные районы, его боевики продолжают сопротивление и в Сирии, и в Ираке, и в Египте, и в Ливии, и в Йемене, и в Афганистане, и в Сомали, и на Филиппинах. И это только крупнейшие очаги их концентрации. Более мелкие разбросаны практически по всему миру. Более того, они постоянно пытаются организовывать вылазки на территорию устойчивой цивилизации, пытаются перенести войну на территорию борющихся с ними стран.

Заметим, что пока речь идёт только об исламском террористическом интернационале (причём основанном на неприемлемой для многих мусульман радикальной доктрине) и только о начальном этапе его глобальной экспансии. Первые устойчивые интернациональные структуры начали работать примерно 20-25 лет назад.

В перспективе ситуация может ухудшиться. Как показала история «Исламского государства», на определённом этапе боевики начинают налаживать связи с иноконфессиональными террористическими структурами. Пока что это только разовые мероприятия, не вошедшие в систему, но в дальнейшем террористический интернационал будет стремиться к объединению не на конфессиональных, а на профессиональных основах. Регулярное государство (цивилизация) - враг для любого террориста (правого и левого, верующего любой конфессии и атеиста). Только с разрушением регулярного государства террористы могут рассчитывать на установление своей власти (талибы - пример) и создание собственной террористической интернациональной государственности, имеющей мало общего с привычными нам формами государственности.

Проблема усложняется тем, что глобальный терроризм имеет союзника в виде леволиберального глобализма, также отрицающего национальную государственность и работающего на её разрушение ради всемирной леволиберальной глобалистской революции.

Леволиберальные глобалисты до сих пор удерживают сильные позиции в руководстве западных государств и международных организаций. У них есть все возможности для ослабления регулярного государства, но они не в состоянии перехватить власть и осуществлять эффективное управление (показательны неудачные попытки в ходе прошлогодней волны протестов в США). Зато глобальный терроризм с удовольствием воспользуется их услугой. Слабое, разорванное изнутри, государство ему будет несложно добить, а уж затем, на его руинах, он создаст свою систему, в которой леволиберальным глобалистам места уже не будет, но и плакать будет уже поздно.

По сути, политика США и Запада, проводившаяся в последние двадцать лет, обеспечила осознание международным терроризмом себя реальной глобальной силой, созданию соответствующих транснациональных структур. Ответом на американскую «войну с терроризмом» стала война глобализированного терроризма против современной классической цивилизации.

США не справились с ими же инициированными вызовами и бежали с поля боя. Теперь это наша проблема (не только наша, но и наша тоже). Если мы с союзниками не займёмся подавлением глобального терроризма, оглянуться не успеем, как он подавит нас.

https://zvezdaweekly.ru/news/20219101332-OGK9I.html

Развернуть
В этом разделе мы собираем самые смешные приколы (комиксы и картинки) по теме Ватная АНАЛитика (+794 картинки, рейтинг 4,498.7 - Ватная АНАЛитика)